суббота, 30 января 2016 г.

блокада. новые старые книги


Блокада Ленинграда. Всегда стараюсь эту дату не пропускать.
  В прошлом году "Девочки из блокады" http://read105.blogspot.ru/2015/01/blog-post_26.html#more
  В этом году решила оставить то,  что было. Добавила две книги. Про девочек.
1. Э. Фонякова Хлеб той зимы. - СПб:М: Речь, 2015

Слышала о ней, специально не читала в электронном варианте. Хотелось свою,  бумажную. И она очень моя. "Расскажу вам то, что знаю, помню, вижу до сих пор отчётливо, как в кино", - пишет автор в предисловии.
Самое удивительное в этой книге - она очень добрая.  О том, как "сообща преодолевали непреодолимое",  о первом блокадном годе, о самом страшном,  но книга получилась очень светлая. Она будто из моего детства, мне кажется, что моё чтение тогда было именно таким (она и издавалась впервые в 1970)

 Там удивительная  мама, по мнению соседей, "непрактичная"; не изменяющая себе, вышивающая под "вой сирен... своим любимым швом "ришелье" очередную салфетку". Папа, играющий на скрипке... (Какая там главка "Преступление и наказание" !). Блокадный пикник (лепёшка из лебеды, завтрашний хлеб,...БЕЛАЯ САЛФЕТКА,  п.ч. "пикник без салфетки не пикник". И девочка, увидевшая той блокадной весной женскую красоту свой мамы...

Книга удивительная, как и автор http://www.mossalit.ru/wd_docs/pi-spb-iyunj-iyulj.pdf
Читать книгу: http://lib.ru/PROZA/FONQKOWA_E/hleb.txt

2. Т. Цинберг Седьмая симфония. -  СПб:М: Речь, 2015

Сегодня с дочкой посмотрели фильм по этой книге "Зимнее утро". "Как мы хорошо живём", - сказала она. В фильме всё ей было понятно, только иногда спрашивала: "Страшнее будет?".
  "Страшнее" в чём-то в книге, всё-таки в фильме мать не предаёт своего ребёнка.
    Кто останется человеком в городе, где уже нет, казалось бы, ничего, "даже могил"? И каждый ответит на этот вопрос "своей жизнью и смертью". Отвечает на него и главная героиня, девочка Катя, к которой  волею случая попадает Митя-Серёжа. И всё она уже решила: "...а ты будешь жить!.. и по Невскому гулять!...И кушать пирожные!" и всё сбудется, но сейчас надо пережить "эти короткие зимние дни, до самых краёв наполненные непосильным трудом, страхом, надеждой и мужеством". Снова, как и в предыдущей книге, первая блокадная зима. Только девочка совсем одна, без семьи. С маленьким мальчиком. А потом появится в их жизни Воронов, которому в жизни не за что "ухватиться". Так свяжет блокадный город этих троих. "Все мы породнились общим горем",  - скажет Воронов в финале этой повести. И ответит любовью повзрослевшая Катя через несколько лет Воронову.
  А ещё в книге есть слово "утешение". Мы как-то его забыли. ..."внезапно утешенный этим промелькнувшим перед ним видением". Как хорошо, что в вечер выписки, "внезапно спохватившись", Воронов догнал Катю. А к Кате вернулось то "что-то, что давало ей опору и было мерилом для поступков и слов"

Книга на Яндекс-Диске https://yadi.sk/d/O6gl-tb2HKMKk в формате pdf


Комментариев нет:

Отправить комментарий